Выигрывают все? Самовыдвиженцы усилили партийный успех

На муниципальных выборах Прикамья партийные кандидаты получили 302 мандата, самовыдвиженцы смогли забрать 48

Прошедший день голосования в Прикамье чётко не ответил на один из главных вопросов «местных» выборов: «Что важнее? Личность кандидата или партийная принадлежность?». С одной стороны партии пока, безусловно, доминируют. С другой, даже самые сильные из них вынуждены делать послабления партийной дисциплины ради взаимодействия с сильными самовыдвиженцами.

Тихо и почти без нарушений

В крае прошли 23 избирательные кампании, в ходе которых определили 340 депутатов представительных органов местного самоуправления в 20 муниципалитетах. До выборов были допущены более тысячи кандидатов, представляющих пять политических партий, среди них 278 самовыдвиженцев. Большинство мандатов по итогам выборов получили представители партии «Единая Россия», стяжавших 250 депутатских мест. У КПРФ – 19 мандатов, у кандидатов от «Справедливой России» – 13, а у ЛДПР – 10. Самовыдвиженцы получили 48 мест в представительных органах местного самоуправления муниципалитетов. 

В выборах приняли участие 141 тыс. 788 избирателей. Явка составила 28,59% ,и. как сообщают в краевом избиркоме, она практически на 2,5% больше, чем на муниципальных выборах 9 сентября 2018 года, и почти на 5% больше, чем на муниципальных выборах 2015 года. 

Выше средней явки по краю на выборах в советы депутатов четырёх поселениях Большесосновского муниципального округа. Там свои голоса отдали 41,67% избирателей. Округ, ставший в этом году эпицентром политического скандала, где местные депутаты дважды отправляли в отставку главу района, наглядно продемонстрировали, насколько скандалы «подогревают» интерес к политике, даже на муниципальном уровне.

Зато низкая явка, уже традиционно, – замечена на дополнительных выборах депутатов Губахинской городской Думы по одномандатным избирательным округам № 17 и 18 – 22% и Соликамской городской Думы по одномандатному избирательному округу № 19 – 17%.

В Крайизбирком и ТИКи поступило 11 жалоб. Из них 8 по поводу агитации в социальных сетях, 2 – размещение агитационных печатных материалов возле избирательного участка, а также 1 – по поводу призыва кандидата пойти на выборы. По всем ним проведены проверки, при выявлении нарушений – они оперативно устранялись. По словам руководителя корпуса наблюдателей Общественной палаты Пермского края Михаила Мухина, «общественные наблюдатели и «горячая линия связи с избирателями» не зафиксировали нарушения в организации избирательного процесса.

 Сложные, но удачные

Лидеры пермских отделений партий считают результаты выборов вполне удачными.

“Депутаты от ЛДПР появятся – пятеро в Чусовском городском округе (по спискам партии избрано двое), – сообщает руководитель фракции Либерально-демократической партии России в Законодательном собрании Прикамья Олег Постников. – по два депутата – в Добрянском и Ильинском городских округах, по одному – в Куединском, Осинском, Сивинском и Суксунском городских округах”.

“В сложной борьбе благодаря слаженной работе нашей команды добиться победы смогли 13 кандидатов, выдвинутых партией, – рассказывает лидер регионального отделения «Справедливой России» Вероника Куликова. Помимо партийных кандидатов, победителями стали несколько самовыдвиженцев, которым партия оказывала поддержку и которые будут работать с нами в одной команде”.

Заметьте, и ЛДПР и «Справедливая Россия» отмечают союзы с самовыдвиженцами. И это логично. А вот КПРФ своих выборных блоков, как бы и не замечает. Представители КПРФ прошли в представительные органы власти в Чердыни, Осе, Дума, Нытве, Красновишерске, Октябрьском, Чернушке, Куеде, Чусовом.  А в гордуму Верещагино прошло «рекордное» число представителей компартии – шесть человек.

“Эти выборы значительно отличались от всех прошедших, – считает первый секретарь пермского краевого обкома КПРФ Ксения Айтакова. – Уже ставшие обыденными и традиционными нарушения, такие как, непрошитые книги избирателей, отметки карандашом в них, пополнились новыми. Например, подвоз избирателей к участкам для голосования, массовая раздача бесплатных булочек и пузырьков с медицинским спиртом и другими спиртосодержащими веществами и многие другие нарушения”.

Конечно, победу празднует и региональная организация «Единой России», традиционно получившая наибольшее количество мандатов. В целом пермские «единороссы» получили более 70% из депутатских мандатов, «разыгранных» в Прикамье на местных выборах 8 сентября. Опять же отметим, 24 самовыдвиженца шли при поддержке партии, при этом сами решали «стыковаться» ли им с партийной программой или символикой, или нет. Секретарь регионального отделения партии в Пермском крае Вячеслав Григорьев в интервью «Коммерсанту» фактически признал необходимость для партии в сегодняшней ситуации именно таких взаимоотношений.

«Нельзя выводить под партийным флагом каких-то безликих людей и ждать, что за них будут голосовать. Поэтому среди наших кандидатов не только члены или сторонники партии, но и беспартийные. Главное, чтобы они разделяли позицию партии, пользовались уважением, доверием со стороны избирателей. Но всё же я бы не стал говорить, что партийная принадлежность на этих выборах не имела значения». 

Пожалуй, на муниципальных выборах главной проблемой всех партий остаётся то, что избиратели голосуют за конкретных кандидатов, хорошо им знакомых и известных людей. А не за партийные программы – это похоже на то, как, если бы крестьяне на выборах в Учредительное собрание голосовали не за программы кадетов или коммунистов, а за то, что Милюков «изысканно говорит», и Ленин «понятно всё растолковывает».

В результате, на этих выборах партии вынужденно (не везде и не всегда), но отказывались от главного принципа партийной политики – призыв голосовать за свою чёткую и понятную программу и идеологию. Например, избиратель в Великобритании, который идет на избирательный участок, может не знать, что конкретно собой представляем, как человек, заявленный в списке кандидатов Джек или Том, пьёт ли он пиво по воскресеньям в местном пабе, и изменяет ли своей супруге. Но англичанин ясно понимает, что лейборист будет добиваться увеличения социальных расходов (и, соответственно налогов), а консерватор – предлагать снизить налоги.

 В российской (прикамской) глубинке избиратель не понимает, а часто и знать не желает идеологий партий. Люди голосуют за «конкретного мужика», которого они, зачастую, знают с детства и верят, что он, по крайней мере, пройдя во власть, будет хоть что-нибудь делать, для своего города или района. Партийные лидеры, понимая это, поддерживают таких «народных» кандидатов, предоставляя им свои возможности, как лифт для участия в выборах. При этом победивший кандидат считается партийным – но является ли таковым на деле?

Поиск

По теме

Close
Close