Стена меж двух миров. Ведомства хотят от бизнеса штрафы

В Прикамье за год бизнес проверяют 26 тысяч раз и назначают сотни миллионов рублей штрафа

На краевом Совете по предпринимательству бизнес-омбудсмен Анатолий Маховиков привёл данные проверок пермского бизнеса разнообразными ведомствами. Цифры в десятках тысяч проверок и сотнях миллионах рублей штрафов шокируют. Но представители тех самых ведомств видят свою правду. Речь идёт, словно о двух мирах из романа Уэллса, которые не способны услышать и понять друг друга – это с очевидностью проявилось на заседании совета.

После ревизора – хоть в офшор

В 2018 году в Пермском крае было проведено около 26 тыс. проверок, из которых более 22 тыс. – это проверки федеральных надзорных органов (их число, по сравнению с 2017 годом, увеличилось на 13%). Притом среди проверок, устроенных федералами, плановых оказалось 3 тыс. 554, а внеплановых – 18 тыс. 506, а некоторые из проверочных «акций», видимо, совершались по принципу, «чтобы жизнь не казалась халвою».  

Стена меж двух миров. Ведомства хотят от бизнеса штрафы

Например, инспекцией Гостройнадзора, как выяснила краевая прокуратура, в прошлом году неоднократно проводились проверки застройщиков без распоряжений «сверху» и законных на то оснований. Речь идёт о серьёзном «торможении» развития малого бизнеса, отметил, выступая на совете, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Пермском крае Анатолий Маховиков.

“Зачастую вместо предупреждений представители контрольно-надзорных органов сразу же выписывают предпринимателям штрафы. Традиционно высокий показатель штрафов и проверок в сфере ЖКХ – у Инспекции государственного жилищного надзора. В прошлом году было проведено 8 тыс. проверок. Здесь выявлена системная проблема – в том, что каждый единичный выход на проверку оформлялся как 3-4 проверки одновременно».

Теперь вы понимаете как небольшая инспекция проводила 30 проверок за каждый рабочий день. Обратите внимание и на статистику. 402 компании за год проверили больше 8 100 раз, то есть по бумагам – 20 проверок на организацию. И выписали им больше 1100 штрафов – в 95% случаев на общую сумму, внимание – 79,6 млн рублей. Отметим, в среднем по России, включая жутко забюрократизированную Москву, штрафов выписывают тоже страшно много – примерно в 70% случаев, но мы здесь однозначно чемпионы.

Стена меж двух миров. Ведомства хотят от бизнеса штрафы

Мы специально привели в качестве примера сферу ЖКХ. Управляющие компании многие не любят и часто за дело, но подобный поток бесконечных штрафов напоминает просто дополнительный механизм изъятия части средств. Заметим, 80 изъятых миллионов рублей вполне полезны в изношенном ЖКХ.

Но и в других ведомствах, отмеченных в докладе Анатолия Маховикова, ситуация примерно такая же. По линии Ростехнадзора, например, доля штрафов, наложенных даже без проведения проверок, тоже очень велика – более 45%.

«Это вопиющий факт, и мы с представителями ведомства уже обсуждали, что такого не должно быть. Надо понимать, что штрафовать – это не самоцель, целью должно быть устранение нарушений».

«Мимо» прокуратуры

Нередко контрольно-надзорные органы, под предлогом, что наносится вред здоровью жителей Прикамья, обходят согласование проверок с прокуратурой, обходясь понятием «административные расследования». Губернатор Максим Решетников поинтересовался у представителя Ростехнадзора, что такое «административные расследования», и в каких случаях они применяются?

Взявшая микрофон, дама с хмурым выражением лица, стала перечить омбудсмену, говоря, что проверки, даже в случаях, когда речь идёт о здоровье граждан, непременно согласовываются с прокурорскими работниками. И зачем-то привела в пример случай, когда на некой шахте ревизоры остановили добычу руды «в опасной зоне» из-за угрозы природе и местным обывателям. Губернатор повторил вопрос. И вновь вместо ответа получил встречное возражение, мол приведите, пожалуйста, цифры. В третий раз «закинул невод» уже Анатолий Маховиков… Но чёткого ответа – что представляют собой пресловутые «административные расследования», и почему их количество в Пермском крае, по сравнению с другими регионами, «зашкаливает», участники совета так и не дождались.

Лестничный триллер

Представительница ресторанного бизнеса рассказала участникам совещания жуткую историю о деревянной лестнице, украшающей холл одного из изысканных пермских заведений общепита. По словам возмущённой барышни, проверки ресторана со стороны МЧС регулярно проводятся с 2014 года. Ревизоры пишут в своих предписаниях, что лестница пожароопасна и требуют её пропитки специальным составом. Хозяйка ресторации тщательно выполняет все указания визитёров из МЧС, не поленившись даже установить за свой счёт металлическое основание лестницы, которое не сгорит даже от напалма. Но… на другой год повторяется всё то же самое: приходит новый представитель надзорного ведомства, уже с несколько модифицированными представлениями о безопасности. Ресторан платит штрафы, несёт убытки, а МЧС обращается в суд с требованием закрыть заведение. Правда, все суды хозяйка заведения выиграла, но для ревностных проверяющих – это не повод для прекращения постоянных ревизий. От предпринимателя требуют проводить дополнительные лабораторные испытания и экспертизы, подтверждающие, что требования пожарных исполнены – то есть, за свой счёт доказывать собственную «невиновность»!

«На самом деле, просто есть предписание, и его нужно выполнить, а предприниматель говорит, «не буду», – решительно заявил участникам дискуссии представитель МЧС. – Есть деревянная лестница. Она не должна быть в этом ресторане. Она горючая. Всё. Это нарушение необходимо устранить. Если нарушение не устраняется, мы обязаны принимать меры».

В итоге Анатолий Маховиков предложил сторонам конфликта провести встречу под его «патронажем», чтобы прийти хоть к какому-то компромиссу, пообещал проконтролировать дальнейшее развитие событий и губернатор. Но если даже отдельный случай требует столько «миротворческих» усилий высоких должностных лиц, то, что уже говорить о ситуации в целом по краю?

Пока региональной власти остаётся лишь «разводить руками», и устами главы региона, предлагать «возобновить формат публичных слушаний с участием представителей бизнеса, власти и контрольно-надзорных органов, дабы на таких обсуждениях уделять внимание целям контрольной политики».  А фактически мы видим, что влияние властей местных и региональных на представителей федеральных ведомств ограничено.

Поиск
Close
Close