Самая соль №28

Минздрав «смущают люди»

Дискуссии о путях противодействия коронавирусу не обошли парламентских стен. В пермской гордуме на этой неделе, во вторник, депутаты пообщались с главой краевого Минздрава Оксаной Мелеховой и задали ей многочисленные вопросы.  

Министр долго и скучно рассказывала о всевозможных постановлениях санитарных врачей, но сказала очень мало конкретики, не назвав даже те медсанчасти, которые готовы сейчас к приему людей с подозрением на «китайскую» пневмонию. Кажется, краевые чиновники от здравоохранения пребывали в полной уверенности, что, банально следуя инструкциям «сверху», они делают все возможное, и обеспечивают надежную защиту жителей Прикамья. Однако, увы, заболеваемость в Пермском крае за уходящую неделю выросла более чем втрое. Понятно, что в этом нельзя винить всех медиков поголовно – напротив, простые врачи в стационарах на поликлиниках самоотверженно делают свою работу, порой в условиях перегрузки, и готовы идти на риск ради своих пациентов. Но вот Минздрав региона не дорабатывает даже по тем направлениям, которые всецело от него зависят, включая информирование людей и обеспечение «обратной связи» с жителями Перми и края, – во всяком случае, такое впечатление создается.

По сведениям депутатов, за последние две недели (это инкубационный период болезни), из стран с наибольшим распространением зловредного вируса в Пермь вернулись 4 тыс. 900 человек. А встали на учет (то есть добровольно «ушли» на самоизоляцию) – только 1 тыс. 500 человек. Куда «делись» оставшиеся 3 тыс. 400 человек? Попали они вообще в поле зрения Минздрава Прикамья, или продолжают ходить на работу, общаться с родственниками и друзьями, ездить в общественном транспорте и посещать магазины?

Министр заверила, что всем жителям Прикамья, вернувшимся из-за границы, отправляются СМС-сообщения, с напоминанием о необходимости добровольно изолироваться от приятного общества прочих людей, даже если это – любимые жена или муж, бабушка или дедушка. Но, во-первых, как резонно заметили думцы, пока человек получит сообщение, или звонок, на свой телефон от Минздрава, они успеют пообщаться с десятками коллег, родственников и знакомых. А люди, контактировавшие с человеком, вернувшимся из поездки, вообще не значатся ни в каких базах данных, и обнаружить их, учесть, позвонить с предупреждением – им никто не сможет. А это создает угрозу «взрывного» и неконтролируемого распространения инфекции. Во-вторых, депутаты привели конкретные примеры о своих знакомых, вернувшихся из-за рубежа, которые прошли в аэропорту тепловизор, но затем разъехались по домам, и не получали никаких «медицинских» СМС или звонков. Никто им не объяснил, что они обязаны «запереться» на две недели у себя дома. Да и кто вообще контролирует, уходят ли прибывшие из заграничных поездок пермяки на карантин? Четкого ответа не прозвучало. Госпожа Мелехова лишь посетовала, что ее, в нынешних условиях, «смущает не техника (в смысле, наличие необходимого оборудования в больницах – ред.), а люди».

Непонятная ситуация по-прежнему наблюдается в аптеках с дефицитом и ценами на защитные маски. Оксана Мелехова сообщила, что сейчас изготовлением масок в Пермском крае занялось предприятие «Сорбент» и места, не столь отдаленные, системы ГУФСИН. Видимо, это надо было понимать, что дефицит решительно «побежден».

Однако, как сообщает пресс-служба «Пермской гражданской палаты», не далее, как 26 марта 2020 провела гражданский контроль наличия в продаже в аптеках Перми медицинских масок. По случайной выборке были проверены 68 аптек в пяти районах: Индустриальном, Дзержинском, Свердловском, Ленинском, и в Мотовилихе.

Из 68 аптек медицинские маски продавались только в одной, принадлежащей сети «Ромашка». Цена одной маски в этой аптеке — 45 рублей. Во всех 67 аптеках, где маски отсутствовали, провизоры не знали, когда они появятся. Самые распространённые варианты ответов на этот вопрос: «не знаем», «неизвестно». Наиболее утомленные домогательствами покупателей и общественников провизоры философски отвечали: «Никогда».

Кстати, в 43 аптеках (63%) на провизорах не было медицинских масок, а в 63 (93%) аптекари не утруждались ношением медицинских перчаток. Вполне возможно, что провизоры просто не в курсе, что они должны это делать в обязательном порядке, – в таком случае, это тоже говорит о качестве информационной и «просветительской» работы регионального Минздрава.

«Гречневая» лихорадка

На уходящей неделе в пермских магазинах, особенно небольших, торгующих крупами на развес, особенно сильно проявился ажиотажный спрос на гречку. В отдельных маленьких торговых заведениях самые дешевые упаковки гречихи исчезли, на некоторые варианты промышленно расфасованной крупы поднялась цена – в среднем на 15-20 рублей.

Между тем, регионально правительство призывает жителей Западного Урала не беспокоиться. Как заявил на днях министр промышленности Прикамья Алексей Чибисов, сейчас «ситуация на потребительском рынке стабильна, торговыми сетями учитывается повышенный спрос со стороны населения на продукты питания повышенного спроса, то есть крупы, сахар, бакалею, макаронные изделия, консервы, и растительное масло». Кроме того, ритейлеры увеличивают запасы наиболее популярных продуктов на складах. Но, естественно, это не гарантирует сохранение прежних цен, ведь рыночных законов еще никто не отменял – чем выше будет спрос, тем быстрее могут расти цены.

Но есть один любопытный момент: возможно, в росте цен на продукты первой необходимости в Прикамье виноват не столько вирус, сколько… сами краевые власти! Ведь, судя по всему, повышенный спрос на ту же гречку появился в регионе задолго до начала «вирусного» ажиотажа. Например, в январе этого года, когда о «китайской» пневмонии на Западном Урале еще далеко не все слышали,  в Пермском крае был зафиксирован самый большой рост цен в России на гречневую крупу.

Как сообщало 31 января информагентство «Зерно Он-Лайн», «к такому выводу пришли аналитики, проанализировав средние цены на гречневую крупу по данным чеков с 50 тыс. смарт-терминалов, расположенных в магазинах традиционной (несетевой) розницы.
Прирост цены за 2019 год составил 91%».

Ранее телеканал РБК-Пермь сообщал, что по итогам уборки сельскохозяйственных культур в 2019 году в целом по Пермскому краю в хозяйствах всех категорий, по предварительным данным, намолочено почти 300 тыс. тонн зерновых и зернобобовых культур. Снижение, по сравнению с урожаем 2018 года, составило 7% – по меркам АПК, это очень большой «провал». Возможно, именно годовой рост цен и новости о плохом урожае спровоцировали первоначальную «гречневую панику» у покупателей. А краевое правительство, опять же, своевременно не проинформировало людей о ситуации, и не приняло необходимых мер, в очередной раз, продемонстрировав, насколько чиновники бывают «далеки от народа». Ведь, если люди, пусть даже в неблагоприятных экономических условиях, начинают скупать гречку и сахар, это, наверное, говорит о сомнениях людей в том, что они могут рассчитывать на реальную помощь местных властей в трудные времена. Пандемия же только усилила покупательскую «гречневую лихорадку».

Зачем старый и дороже, чем новый и дешевле?  

Вирус вирусом, но он, в отличие от бюрократии, пройдет, поэтому надо жить дальше и строить, в том числе – нужные людям спортивные сооружения. Но с этим в Перми, как известно, тоже перманентно случаются проблемы. Например, в ходе мартовской пленарки гордумы депутаты обратили внимание представителей мэрии на существенное удорожание реконструкция легкоатлетического манежа «Спартак» – на 300 млн. рублей. Общая стоимость работ теперь составляет более 560 млн. рублей.

Депутаты спросили вице-мэра Людмилу Гаджиеву: почему стоимость ремонта манежа «Спартак», который был выкуплен городом, который был в 2018 году выкуплен в собственность города, возросла почти вдвое? Заместитель мэра затруднилась дать конкретный ответ, и предложила думцам обсудить проблему в ходе выездного совещания, которое планируется провести в манеже в середине апреля. При этом думцы напомнили, что когда обсуждались нюансы приобретения комплекса «Спартак», специалистам мэрии задавали вопрос – не проще ли построить за 269 млн. рублей новый манеж?  Но чиновники говорили – этой суммы вполне будет достаточно, чтобы «по полной программе» отремонтировать старый. Не исключено, что удорожание просто связано с тем, что манеж оказался в слишком плохом состоянии: как говорится «чуть ошиблись», вот только платить теперь придется горожанам. И это – в условиях «падения» экономики, связанного с пандемией, когда муниципальный бюджет, вполне возможно, придется подвергнуть секвестру.

– В современном городе нужны современные объекты социальной инфраструктуры, – считает депутат Вероника Куликова. – Поэтому, наверное, хватит выкупать «неликвид», а потом тратить огромные деньги на то, чтобы приводить его в порядок. Предлагаемая сегодня сумма расходов на реконструкцию – намного больше, чем построить «с нуля» современный спорткомплекс. Поэтому, при рассмотрении вопроса о том, какие социально значимые объекты мы хотим увидеть в краевом центре, на мой взгляд, предпочтение нужно отдавать предпочтение новым, которые отвечают всем современным требованиям.

Поиск

По теме

Close
Close