Самая соль №22

Аптечный синдром

Видимо, вести информационных агентств о распространении опасного «уханьского» вируса и понятная в связи с этим обеспокоенность людей в разных странах, привела некоторых российских дельцов к мысли и желанию неплохо заработать на человеческих страхах.

Пермский край не стал исключением. Как сообщили на этой неделе в Пермском УФАС России, по результатам мониторинга цен на медицинские маски антимонопольщики выявили резкое повышение их стоимости.

В ходе мониторинга запросы были направлены в крупнейшие аптечные и продуктовые сети, торгующие медицинскими масками, с просьбой указать стоимость средств индивидуальной защиты на начало декабря 2019 года, середину января и начало февраля 2020 года. Как обнаружилось, заметное увеличение стоимости масок произошло в розничной аптечной сети «Планета здоровья». Например, в одной из аптек этой сети медицинские маски закупались у оптового поставщика в декабре 2019 года по цене 9 рублей, в январе 2020 года – по 11 рублей за 3 штуки, а предлагались покупателям уже соответственно за 30 и за 42 рубля. В другой аптеке той же сети в декабре 2019 и январе 2020 года маски закупались по единой цене – 11 рублей, зато в рознице цена варьировалась с 30 рублей в декабре до 50 рублей – в январе (рост почти на 67 %).

– При этом многие розничные аптечные сети признались, что перестали закупать медицинские маски в январе и феврале 2020 года из-за значительного роста цен на эти изделия у крупных оптовых поставщиков, – сообщил журналистам руководитель Пермского УФАС России Александр Плаксин. – Об этом свидетельствуют данные  мониторинга. Так, если в декабре 2019 года розничные аптечные сети имели возможность закупить у крупных оптовых поставщиков медицинские маски по цене от одного рубля за штуку, то в феврале 2020 года средняя стоимость средства индивидуальной защиты выросла до семи рублей за штуку.  

О стремительном росте цен на марлевые маски свидетельствуют и жалобы жителей Прикамья, поступающие в адрес антимонопольной службы. Например, некая жительница Добрянки сообщила о том, что в одной из аптек этого недалекого от Перми города медицинские маски в феврале продаются в розницу по цене 700 рублей за 10 штук.  Сотрудники УФАС занялись проверкой этих сведений на предмет нарушений антимонопольного законодательства.   

Между тем ситуация выглядит достаточно странно. Казалось бы, антимонопольщики здесь должны быть совсем не у дел, ведь, слава богу, в Перми и других территориях региона аптеки «украшают» собой едва ли не каждый квартал и угол.

– По мнению Пермского УФАС России, оснований для реагирования антимонопольного ведомства в аптечной рознице Прикамья не усматривается в силу отсутствия компании, доминирующей на этом товарном рынке, – пояснил Александр Плаксин. – Напомним, в Перми насчитывается около 450 аптек, а также продуктовые гипермаркеты, в ассортименте которых присутствуют медицинские маски. Следовательно, у потребителя имеется альтернатива в выборе приемлемой цены этого товара. Единственный возможный минус – медицинская маска по подходящей для покупателя цене может продаваться не в шаговой доступности.

Впрочем, и так понятно, что проблема  – не в числе аптек или дефиците популярного товара. Просто, похоже, в Перми начинается паника, основная причина которой – недостаток элементарной информации о средствах защиты от всякого рода вирусных заболеваний, включая банальный грипп. Люди должны быть в курсе, когда и где нужно надевать маски, а в каких случаях от их применения пользы не будет, и как вообще наиболее эффективно защитить себя от всевозможных вирусных недугов. Кажется, заниматься этим должен краевой Минздрав, но пока чересчур активной работы в части «эпидемиологического просвещения» жителей Прикамья со стороны чиновников от медицины особо не наблюдается. А неведение людей, естественно, повышает спрос на маски и медикаменты, зачастую совершенно бесполезные для профилактики или лечения короновируса, которого пока в Прикамье, слава богу, не обнаружено.

«Медицинские» скандалы

Похоже, некоторым чиновникам регионального Минздрава попросту «недосуг» уделять дополнительное внимание информационной работе с жителями, поскольку жизнь у них и без того весьма интересна и насыщенна эмоционально окрашенными событиями.

В частности, на этой неделе Минздрав региона занимался проверкой сведений о том, что маньяк-анестезиолог убивает пациентов в одной из пермских больниц. Дело началось с того, что анонимный участник одного из интернет-форумов «похвастался», что по своей воле отключает тяжелых пожилых больных от аппарата искусственной вентиляции легких, чтобы созерцать их агонию. Пользователи форума провели собственную «проверку» и обнаружили, что доктор с данными, похожими на анонима, работает в пермской больнице имени Гринберга.

Министр здравоохранения Пермского края Оксана Мелехова лично пообещала на своей страничке в Instagram провести тщательное служебное расследоване, и сообщить общественности о его результатах.

К счастью, как выяснилось, никаких убийств не было: в авторстве постов признался медбрат-анестезист Сергей Калинин. Специальная комиссия, созданная краевым Минздравом, изучила истории болезни, патолого-анатомические эпикризы и записи врачей всех пациентов, которые умерли за время работы этого медика-«шутника». По итогам проверки информация, опубликованная Калининым на форуме «Двач», не подтвердилась.

Как говорится в сообщении больницы, «Сергей Калинин, как и другие сотрудники отделения кардиологии, исправно выполняют свои профессиональные обязанности, нареканий со стороны руководства не имеют».

Иначе говоря, все хорошо, за исключением одного – скандал приобрел общероссийский характер, массово освещался, в том числе, федеральными СМИ. Наверное, это не лучшая «реклама» для западноуральского здравоохранения в целом, и жаль, что руководство отрасли вынуждено тратить свои драгоценные силы, средства и время на такие «служебные расследования» в то время, как в регионе растут панические настроения относительно угрозы «китайского» вируса, и стремительно «взлетают» цены в аптеках.

«Виляния» транспортной реформы

Реформирование системы общественного транспорта в Перми напоминает сильный морской шторм, при котором маленькая маркитантская лодка, словно щепка, кидается волнами из стороны в  сторону. Едва пермская гордума, в январе, приняла пакет «транспортных» решений, предложенных мэрией, как чиновники уже заговорили о новых корректировках «маршрута» реформы. На днях начальник городского департамента транспорта Анатолий Путин поведал, что из-за затруднения с получением банковских гарантий на пятилетку мэрия пересмотрела сроки новых контрактов, которые заключаются с автобусными компаниями-перевозчиками.

Теперь только меньшую часть договоров – порядка  40 % -по-прежнему намечено заключать сроком на пять лет, а остальные «укорачиваются» до трехлетки. Выбор «длины» контракта, по словам чиновника, будет зависеть от величины пассажиропотока на маршрутах – на наиболее востребованных направлениях контракты будут действовать дольше. Притом городские власти заявляют о том, что для перевозчиков, работающих на пятилетних контрактах, требования к обновлению подвижного состава будут жестче. 

Насколько можно понять, «наиболее востребованные» маршруты – это те, что связывают отдаленные жилые массивы Перми с центром, и именно на них, видимо, контракты будут «длиннее». А на «трехлетку» переведут, по большей части, маршруты внутри районов. Но здесь, конечно, вновь возникает масса вопросов. Чем пассажиры, которые ездят в пределах своего района, «хуже» остальных, если старых автобусов здесь будет больше? Неужели к их безопасности и комфорту можно относиться с меньшим вниманием? Получается, что в Перми, если перефразировать Оруэлла, «все маршруты равны, но некоторые – «равнее» других? Одним словом, чем дальше в реформу – тем все непонятнее.

А ведь ситуация с использованием старых автобусов в Перми складывается крайне тревожная. На недавней пресс-конференции в УГИБДД Прикамья журналистам рассказали, что в феврале на территории региона проходит оперативно – профилактическое мероприятие «Автобус». Особое внимание в его ходе обращается на законность пассажирских перевозок, наличие у водителей документов, необходимых для участия в дорожном движении, отметки медицинских работников при прохождении предрейсового медицинского осмотра, техническое состояние машин. Только за первые дни «операции» было проверено более 1 тыс. 350 автобусов, 36 из них – запрещено использовать. 

Новая сцена – «утеха» для бедных?

Врио губернатора Дмитрий Махонин, едва заступив на должность, вынужден определиться с политикой в отношении застарелых социально – экономических проблем Прикамья. Пожалуй, главная из них – бедность. На сегодняшний день в Пермском крае 300 тысяч человек живут за чертой бедности, 95% из них — семьи с детьми. Это больше 10% населения региона. Кстати, по данным Пермьстата на 1 января 2019 года, всего в Прикамье живет 2,6 млн человек.

Самая соль №22
Инфографика из презентации министра социального развития Пермского края

По словам министра социального развития региона Павла Фокина, в первую очередь в социальной поддержке нуждаются семьи, где не работает один из родителей (почти 20 тыс. тыс. семей) и нет постоянного дохода от трудовой деятельности. При этом в крае значительное количество семей, где оба родителя числятся безработными — 4,9 тыс. По данным минсоцразвития 38% малоимущих семей имеют двух детей, 31% — одного ребенка.

Видимо, не случайно, на первом заседании правительства Прикамья, прошедшем под председательством нового главы края Дмитрия Махонина, врио поручил коллегам «создать рабочую группу для контроля за благосостоянием жителей Пермского края». Впрочем, можно предположить, что эффективное усиление социальной поддержки за счет краевого бюджета возможно только в случае радикального пересмотра приоритетов. Ведь сейчас из региональной казны миллиардные средства предусмотрены на проекты капитального строительства, которые, в принципе, могли бы вполне «подождать», учитывая бедственное положение сотен тысяч наших земляков.

Например, только на строительство новой сцены театра оперы и балета из краевого бюджета планируется ассигновать семь млрд. рублей, на новый зоопарк – почти пять млрд. рублей, на создание «культурного пространства» на площадке бывшего завода имени Шпагина – 1,4 млрд. рублей, на реконструкцию большого зала пермской филармонии – 400 млн. рублей. Не лучше ли было бы истратить, по крайней мере, часть этих огромных сумм, на нужды социальной политики? Ведь не будет ли стыдно всем нам – не только властям, но и налогоплательщикам, наполняющим своими трудами региональный бюджет – если мы построим новый концертный комплекс и создадим «изысканное» музейное пространство на левобережье Камы в то время, когда сотни тысяч прикамских семей, в том числе дети, живут, едва сводя концы с концами?

«Медвежьи» раздумья

Пермская мэрия, которая славится любовью к всякого рода народным забавам, придумала для горожан очередной конкурс. На этот раз пермякам предлагается придумать название для транспортной карты, которая с 1 февраля даёт право на скидку на проезд в общественном транспорте. Название, которое наберет наибольшее количество голосов, будет нанесено на саму карту, а счастливый победитель получит в подарок безлимитный проездной на целый квартал – как говорится, щедрость мэрии не знает границ. Кстати, подобная карта в Санкт-Петербурге называется «Подорожник», в Москве – «Тройка».

На пермской карте ядовито-зеленого цвета почему-то изображен медведь – не исключено, что именно ассоциации, связанные с этим животным, будут преобладать в вариантах названия карты, предложенных обывателями. Впрочем, косолапый, наверное, наилучшим образом символизирует транспортную реформу, проводимую городскими властями, поскольку от так же непредсказуем на каждом своем шагу. Люди, которым случалось сталкиваться с топтыгиным, говорят, что, если вы встречаете медведя, который сидит в малине и ест ягоды, то совершенно неизвестно, что в следующий момент сделает зверь, заметив вас. Он может напасть, может, испугавшись, убежать, или продолжить спокойно кушать, сделав вид, что ничего не происходит и вас здесь, попросту нет. Ну чем не символ «великих» реформ транспортной системы Перми?

Поэтому «Солевар» в качестве собственной идеи для конкурса, предлагает назвать транспортную карту «Зверюга» или «Малина». Ну а если господа организаторы конкурса сочтут «медвежьи» ассоциации неуместными, возможны и такие варианты как «Дольше едешь – тише будешь», «Пересадка – знак упадка», «Сельди в бочке», «Автобус – ровесник века».

Поиск

По теме

Посмотрите также

Close
Close
Close