Пермские легенды. Ссора, которая изменила Гражданскую войну

На пермском вокзале чешский аптекарь, ставший русским генералом, поссорился с адмиралом Колчаком, а потом и предал его

26 мая 1919 года командующий Сибирской армией Колчака чешский генерал Гайда отказался выполнять приказы штаба и пригрозил покинуть фронт вместе со своими частями. 1 июня на вокзале Пермь I генерал и адмирал выяснили отношения. Перемирие между ними и последующие действия фактически спровоцировали развал  колчаковской армии.  А Гайда потом всё-таки предал Колчака. И история этого генерала  подтвердила тезис о том, что сам Колчак не был готов стать ни политиком, ни правителем.

В 11 часов утра, 1 июня 1919 года поезд Верховного правителя прибыл на станцию Пермь-I. Адмирал Колчак пригласил в свой вагон на срочное совещание Радолу Гайду, Виктора Пепеляева и начальника штаба Сибирской армии, Бориса Богословского. Совещание собиралось для выяснения отношений. Чешский аптекарь Радол Гайда, которого Первая Мировая и Гражданская вынесли в русские генералы, за три дня до того выдвинул своему командующему ультиматум. 26 мая он послал в Совет Министров, в Омск, телеграмму, в которой называл директивы штаба «безумными» и требовал незамедлительной отставки начштаба, в противном случае грозя начать отвод своих войск с фронта.

Пермские легенды. Ссора, которая изменила Гражданскую войну
Генерал Гайда с охраной. Фото: //koryo-saram.ru/

«Против вас – я не мятежник»…

Адмирал Колчак начал разговор с «мятежным» Гайдой решительно:

– В сложившемся тяжёлом положении виноваты вы, ваше превосходительство!

– Ваша телеграмма вызвала удивление – пояснил Пепеляев. – Такие вопросы, как отставка начштаба, Совет Министров не решает отдельно от Верховного правителя.

– Я отстраняю вас, и требую, чтобы вы немедля выехали в Омск, где окончательно будет решён вопрос о том, можете ли остаться командующим армией, – негромко сказал Колчак. – Исполните ли это моё приказание?

Гайда ответил, что исполнит.

– Могу ли я быть уверен, что вы ничего не предпримете против меня? – спросил адмирал, очевидно, имея в виду слухи, что возмущённый чех готовится двинуть войска на Омск. Воцарилось тягостное молчание…

Положение спас Виктор Пепеляев, заметивший, как бы ненароком:

– Верховный правитель не сомневается в ваших рыцарских качествах, генерал, но его вопрос вытекает из обстановки.

– Если бы это были не вы, ваше превосходительства, да, тогда бы предпринял, – спокойно отчеканил Гайда. – А против вас – нет.

После этого отстранённый командарм рассудительно, в течение часа, излагал Колчаку свой взгляд на дальнейшие планы ведения военных действий и «меры к улучшению командования». Виктор Пепеляев был восхищен этой невозмутимостью, и записал в своём дневнике: «Да, Гайда с искрой божией».

Автор «пермской катастрофы» или “Ху из мистер Гайда”?

Сын австрийского унтер-офицера Иоганна Гайдля и черногорской дворянки, будущий белый генерал в юности изучал косметику, а потом трудился аптекарем. В 1914 году его призвали на службу в армию Австро-Венгрии в чине прапорщика, но воевать против «братьев-славян» Родион Иванович, как его называли потом в России, не желал, поэтому сдался в плен и поступил добровольцем в армию Черногории. В 1916 – приехал в Россию, где вскоре был зачислен в Чехословацкий корпус, которому вскоре предстояло сыграть историческую роль «запала» Гражданской войны.

Пермские легенды. Ссора, которая изменила Гражданскую войну
Фото: ria1914.ru

Рудольф Гайда стал одним из лидеров восстания корпуса, в июле 1918 года занял со своими частями Иркутск, в августе, совместно с войсками с войсками будущего «пермского героя» Анатолия Пепеляева разгромил значительный красный отряд на Прибайкальском фронте. В октябре перешёл на службу к «белым», Временное правительство в Омске назначает его командующим Екатеринбургской группой Сибирской армии.

Именно бывший санитарный унтер-офицер, не имевший никакого военного образования, спланировал и провёл на северном участке советского Восточного фронта наступательную операцию, которая завершилась взятием Перми 24 декабря 1918 года. Большевистское руководство назвало это событие «пермской катастрофой».

Пермские легенды. Ссора, которая изменила Гражданскую войну

Но вернёмся в лето 1919-го.

Ссора вторая… и последняя

Александр Колчак, после бурной сцены на пермском вокзале, стал жалеть о случившейся ссоре, и постоянно спрашивал людей из своего окружения – не был ли он «слишком жёстким к Гайде»? С прошениями простить опального чеха обратились несколько видных политиков и военных.

Пермские легенды. Ссора, которая изменила Гражданскую войну
Адмирал Колчак инспектирует свои войска. Фото 1919г. akg-images / Pictures From Histo

6 июня Колчак окончательно помирился со своим «чешским другом» и объявил о своём решении: Радола Гайда возвращается командовать Сибирской армией, причём ему, в оперативном отношении, подчиняется Западная армия. Решение адмирала Колчака было крайне негативно воспринято руководством Западной армии, включая её начштаба Константином Сахаровым. От «позора подчинения Гайде» самолюбивых русских офицеров спасло только то, что сибирская армия, выдвинутая далеко на северо-запад, начала терпеть поражения.

«Действия приняли такой оборот, что уже через два дня пришлось этот приказ (о восстановлении чеха в должности) отменить, – не без удовольствия вспоминал впоследствии Сахаров. – «Бессмертный батальон имени генерала Гайды» перешёл на сторону большевиков; это печальное явление повторялось почти ежедневно на различных участках фронта Сибирской армии. Неудача её вместо обещанных лёгких успехов, действовала удручающе на войска и на население».

К тому же командарм  допустил явную бестактность, обвинив, в своём первом приказе по Западной армии, в поражениях, все её командование и офицерский корпус.  «Все заслу­женные офицеры глубоко оскорблены вашим приказом» – одёрнул его адмирал Колчак. 18 июня, приехав с фронта в Омск, Гайда потребовал выделения из резервов ставки трёх «свежих» дивизий – для контрнаступления на Красноуфимск, но Колчак, сочтя план недостаточно продуманным, отказал. 19 июня, Гайда подал прошение об увольнении со службы. Сначала Кол­чак отказал, но после нового бурного объяснения, 7 июля в Екатеринбурге, отставка была принята, и ко­мандование фронтом передано генералу Михаилу Дитерихсу, прежде возглавлявшему комиссию по расследованию убийства царской семьи.

Гайда получил увольнение из армии, без права ношения русского мундира, однако, получил хорошее вознаграждение – 70 тыс. франков золотом и право ехать во Владивосток своим поездом, сохранив свой личный конвой.

Злые языки говорят, что вагоны Гайды нафаршированы золотом, платиной, и уральско-сибирскими «сувенирами», – язвит в дневнике барон Будберг. – Знающие Гайду говорят, что он не простит адмиралу своей отставки и что адмирал делает большую ошибку, разрешив ему ехать через всю Сибирь вольным человеком…

Предчувствия не обманули проницательного барона: в ноябре 1919 года опальный генерал возглавил мятеж, поднятый эсерами против Колчака во Владивостоке, под лозунгом: «Хотим мира – хватит с нас Гражданской войны!». Но это – уже совсем другая история…

Поиск

По теме

Close
Close