Особо тяжкая бытовуха. В Прикамье на 21 % выросло число тяжких преступлений

Прокуратура края предлагает заняться профилактикой и создать рабочие места для «психически нездоровых»

За январь — май 2019 года в Пермском крае почти на 5% увеличилось количество зарегистрированных преступлений в сравнении с прошлым годом. При этом на 21% возросло количество тяжких и особо тяжких преступлений – за пять месяцев их совершено 4 тыс. 241 против 3 тыс. 506 в прошлом году. Прокуратура предлагает принять специальный закон о профилактике и краевые государственные программы. Бизнесу за финансирование предложат налоговые льготы.

Парламент «не заметил»

По информации прокуратуры, в 2018 году в Пермском крае от рук преступников погибли 572 человека, причём более половины – 304 – стали жертвами умышленных убийств и причинения тяжкого вреда здоровью. Более сотни человек были убиты фактически «по неосторожности».  А за пять месяцев этого года на 21%  возросло количество тяжких и особо тяжких преступлений – за пять месяцев их совершено 4 тыс. 241 против 3 тыс. 506 в прошлом году. К тяжким и особо тяжким преступлениям среди прочего, относятся грабеж, разбой, умышленное нанесение серьёзных телесных повреждений, преднамеренное убийство.

По мнению руководства прокуратуры Прикамья, «в регионе складывается напряжённая ситуация, связанная с бытовой, рецидивной преступностью, алкоголизацией населения». Особую озабоченность правоохранителей вызывает заметная «прибавка» числа умышленных побоев, нанесения увечий и травм, которые стали, пусть и «по неосторожности», причиной смерти людей. Число таких случаев за неполное полугодие-2019 увеличилось, без малого, на треть.  Причём почти все такие преступления совершаются в пьяном состоянии, «под градусом».

Кажется странным, что совсем недавно, во время ежегодного отчёта руководства краевого МВД в Законодательном собрании Пермского края (по итогам работы полиции в 2018 году), никаких особенно тревожных заявлений не прозвучало. Правда, в докладе было сказано, что в регионе «зафиксирован рост тяжких и особо тяжких составов» («плюсом» 14,6 %). Но акцент на этом не делался, притом отмечалось, что удельный вес наиболее тяжёлых преступлений от общего числа зарегистрированных, составляет 22%, а это даже несколько ниже среднего по стране (22,5 %). К тому же полицейское начальство региона заверило парламентариев – «предпринятые меры позволили сократить количество фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, убийств, разбойных нападений, грабежей, краж, мошенничеств и угонов транспортных средств».

Так что на февральской «пленарке», депутаты, похоже, попросту не обратили внимания на откровенную тенденцию роста «пьяной» и бытовой преступности, в том числе – убийств и нанесения серьёзных увечий.

Налоговая «щедрость»

Прокуратура региона внесла на рассмотрение Заксобрания проект закона ««О профилактике правонарушений в Пермском крае», в котором чётко конкретизируются «предупредительные» полномочия органов региональной власти и муниципалитетов.

“Как показал проведённый анализ, практически все умышленные убийства, совершены либо в отношении родственников, либо в отношении знакомых, большая из них стала результатом ссор, в том числе в процессе распития спиртных напитков, – говорится в пояснительной записке к законопроекту. – В ряде случаев убийствам предшествовали затяжные конфликты, или совершены они психически нездоровыми людьми, либо ведущими асоциальный образ жизни. Своевременное выявление причин и условий, способствующих совершению тяжких преступлений, принятие конкретных мер, могло бы спасти чью-то жизнь”.

Согласно проекту закона, для профилактики преступности на территории Прикамья принимаются краевые государственные программы, а органы местного самоуправления вправе разрабатывать в этой сфере собственные, муниципальные, проекты. При этом в отдельной статье говорится, что

«органы государственной власти Пермского края в пределах своей компетенции могут стимулировать организации, общественные объединения, индивидуальных предпринимателей и граждан, оказывающих финансовую и материальную помощь в деятельности по профилактике правонарушений, путём предоставления льгот по уплате налогов, сборов и иных платежей».

Здесь возникает сразу целый «букет» вопросов – интересно, а как это может выглядеть на практике? И не приведёт ли такая «щедрость» властей к тому, что многие мелкие бизнесмены и фирмы будут специально, под получение налоговых льгот, подряжаться на проведение, например, «воспитательной» работы с алкоголиками, бывшими заключёнными или бродягами? Не слишком ли это напоминает опыт советского времени, когда предприятия и общественники тоже обязывались работать с «группами риска» – правда, тогда это делалось добровольно – принудительно, а не за налоговый «пряник»?

Лечение на производстве?

Отдельная глава закона называется «Профилактика правонарушений среди лиц, страдающих психическими расстройствами и расстройствами поведения». Предполагается, что таким людям на территории края будет оказываться «социально-бытовая помощь и содействие в трудоустройстве».

В том числе – гарантируется «установление обязательных квот рабочих мест на предприятиях, в учреждениях и организациях для трудоустройства лиц, страдающих психическими расстройствами». Компаниям, создающим такие места, по закону полагается «применение методов экономического стимулирования». Кроме того, предусмотрено «создание лечебно-производственных предприятий для трудовой терапии, профессионального обучения и трудоустройства на этих предприятиях людей, страдающих психическими расстройствами, включая инвалидов, а также специальных производств, цехов или участков с облегчёнными условиями труда». Гуманистическая логика авторов вполне понятна, но, опять же, хочется представить себе, как могут выглядеть такие «компании» в современных экономических условиях?

Не хотелось бы, чтобы из-за благих побуждений создавались «цеха», хоть отдалённо вызывающие ассоциации с печально известными лечебно-трудовыми профилакториями (ЛТП) эпохи СССР.

Поиск

По теме

Close
Close