«Недоеденный пуд» соли

Что обещали и чего не сделали, и что сделали вместо этого губернаторы Пермского края

После создания Пермского края, первым губернатором нового субъекта Российской Федерации стал бизнесмен Олег Чиркунов. Церемония его официального вступления в должность прошла в столице Прикамья 1 декабря 2005 года. В тот знаменательный день полномочный представитель главы государства в Приволжском федеральном округе Александр Коновалов торжественно вручил Олегу Анатольевичу книгу по отечественной истории и пуд соли.

«Пермский край – это новый субъект нашей страны, – пояснил полпред. – Книга с золотыми страницами российской истории – символ того, что еще очень многое предстоит вписать в эти страницы Пермскому краю. Сегодня пермская земля богата природными ресурсами, но история её начиналась именно с соли и этот пуд соли мы желаем вам съесть вместе с жителями Пермского края».

Страусиные яйца вместо картошки

Сам Олег Чиркунов, раздавая многочисленные интервью на заре своего губернаторства, неоднократно заявлял, что «результат, которого мы должны достигнуть – это экономический рост. Через пять лет Прикамье должно развиваться лучше и быстрее регионов – конкурентов». Однако эта «задача-максимум так никогда и не была выполнена в бытность Олега Анатольевича у руля губернской власти (как, впрочем, и при его ближайших преемниках). Знаменитый «чиркуновский» проект понижения ставки налога на прибыль для предприятий (до 13,5%), которая действовала в Пермском крае с 2007 года, «с треском» провалился. «Меккой для инвесторов» Пермский край так и не стал, зато бюджет (а значит здравоохранение, образование, социальная сфера) недосчитался огромных сумм. Только в 2018 году правительство региона было вынуждено признать, что «из-за льготной ставки по налогу на прибыль краевой бюджет недополучает около 11 млрд. рублей ежегодно, и, помимо того, эта льгота является безадресной». В результате, краевые парламентарии отменили льготное налогообложение, действовавшее на территории Прикамья в течение десятка лет – но потерянных бюджетных денег в казну, увы, не вернуть.

Помимо «расцвета» промышленности, Олег Чиркунов обещал землякам поднять сельское хозяйство Прикамья, и сделать жилье доступным для молодых семей. Эти прожекты, в качестве отдельных пунктов, вошли в программу «Семь важных дел губернатора». О ней наперебой вещали (надо думать, на правах рекламы), едва ли не все местные СМИ, на западноуральских дорогах стояли многочисленные рекламные щиты, призванные проинформировать граждан о том, что краевая власть о них заботится, и не сидит, сложа руки. Однако и здесь особенных достижений так и не случилось: «квадрат» жилья продолжал стоить в несколько раз больше, чем среднемесячная зарплата большинства жителей Перми, не говоря уже о малых городах и сельской местности, а планы завалить «пермской картошкой» прилавки магазинов остались только на глянцевой бумаге цветных буклетов. Зато при Олеге Анатольевиче некоторые фермеры региона начали разводить страусов и продавать мясо и яйца этих диковинных птиц, о чем с гордостью сообщала губернаторская пресс-служба.

Не преуспев на экономическом поприще, Олег Чиркунов нашел другой способ увековечить себя в истории: именно он стал инициатором и душой скандального проекта по превращению Перми в «культурную столицу Европы». По всей Перми появились безликие фигуры «красных человечков», неподалеку от вокзала Пермь-2 появилась огромная буква «П», сделанная из бревен – видимо, все это должно было убедить Старый Свет, что в культурном плане Пермь давно уже обошла ретроградные Лондон, Париж, и Вену. Но почему-то Европа так и не оценила постмодернистских стараний пермского губернатора, а вот значительная часть пермской общественности решительно не приняла губернаторской, насаждаемой сверху (и опять же, за немалые бюджетные деньги), «культурной революции». Так и не сумев до конца воплотить «П» – проект», Олег Чиркунов получил от президента Дмитрия Медведева отставку, и уехал в столь любезную ему Европу, где, по некоторым сведениям, занимается виноделием на полях Лангедока.

Унылый пейзаж с «долгостроями»

На смену Олегу Анатольевичу пришел опытный бюрократ Виктор Басаргин. Умевший «ловить» настроения масс (во всяком случае – чиновничьих), он быстро прикрыл лавочку культурной «реформы» и подверг критике либеральные экономические новшества своего предшественника.

Во время вступления в должность, выступая перед депутатами регионального парламента 5 мая 2012 года, Виктор Федорович заверил депутатов, что ему «понятна аура Пермского края» и основные проблемы, из которых проистекают первоочередные задачи. В своем спиче губернатор отметил, что по уровню жизни Прикамье находится в восьмом десятке из 83 регионов российского государства, а доходы населения ниже прожиточного минимума – это один из самых низких показателей в стране. Из числа уезжающих из Пермского края людей, 58 процентов – это молодежь в возрасте 18-35 лет.

– В течение пяти лет эти показатели нужно привести хотя бы к уровню среднероссийских, – заявил вновь представленный губернатор. – По уровню жизни регион сейчас находится в восьмом десятке из числа всех регионов страны, которых 83. Доходы населения ниже прожиточного минимума – это один из самых низких показателей в России. Среди уезжающих из Пермского края 58 процентов – молодежь в возрасте 18-35 лет. В течение пяти лет эти показатели нужно привести хотя бы к уровню среднероссийских… Власть сейчас будет более приземленно, и станет действовать в интересах жителей Прикамья. Главная задача – качество жизни людей должно меняться в лучшую сторону.

Но и опытный «государственник» и «консерватор», будучи предельно осторожен во всех своих начинаниях, не сумел реализовать большинства своих обещаний. В бытность Басаргина губернатором, по итогам 2016 года , как отмечало издание «Профиль», Пермский край находился на 82-ом месте среди регионов России по уровню экономической динамики. Правда, по данным статистики, в крае несколько увеличилась среднемесячная зарплата, но это было связано отнюдь не с бурным ростом экономики, а в значительной степени – с инфляцией и решениями, принятыми на федеральном уровне. По оценке Фонда развития гражданского общества, Виктор Басаргин получил 43 балла в рейтинге эффективности глав субъектов России, заняв совсем не «блестящее» 84 место.

Много внимание Виктор Федорович уделял «грандиозным» инфраструктурным проектам: при нем немало говорили о необходимости строительства третьего моста через Каму в районе Перми. Впрочем, дело так и не сдвинулось с мертвой точки. А реконструкция федеральной трассы «Пермь – Екатеринбург», стартовавшая в 2012 году, «обросла многочисленными скандалами. Графики работ не выдерживались, а в 2014 году подрядчик и вовсе объявил себя банкротом. В результате Пермский край получил очередной «долгострой» – наряду с печально известными пермским зоопарком, а также вечно и вялотекущими поисками места для «неприкаянной» Пермской картинной галереи с ее всемирно знаменитой деревянной скульптурой.

Наконец, несмотря на «усиленную заботу» о социальной сфере Виктор Басаргин принял странное решение, упразднив проект «Мамин выбор», в рамках которого молодые родители, для чад которых не нашлось места в детском садике, могли получать денежную компенсацию за счет бюджета. Можно предположить, что кто-то из чиновников доложил «доверчивому» главе края, что нехватки мест в детских садах Прикамья (и особенно Перми) больше нет, хотя на самом деле – это не так. А частичное сокращение дефицита достигнуто за счет чрезмерного «уплотнения» в дошкольных образовательных учреждениях.

В феврале 2017, за несколько месяцев до истечения срока своих полномочий, Виктор Басаргин объявил о досрочном прекращении своих полномочий, – это можно было воспринять, как констатацию фиаско в губернаторской должности.

Губернатор-«ликвидатор» «Амкара»… И железной дороги

Третьим, и пока последним, губернатором в «краевой» эпохе новейшей истории Западного Урала стал Максим Решетников. Программа, с которой он шел на губернаторские выборы в сентябре 2017 года, формировалась по итогам «единороссовских» праймериз, в ходе которых кандидат обещал «формировать предвыборную программу, исходя из конкретных наказов «с мест», в том числе «по итогам встреч с партийным активом» «Единой России». Сложно сказать, что за «наказы» получил Максим Геннадьевич, но, став губернатором, он вскоре удивил своим «новаторством» значительную часть жителей Прикамья. В Перми вновь стали говорить о, казалось бы, надежно забытом и дорогостоящем проекте «Культурная столица Европы». Сотни миллионов бюджетных рублей были ассигнованы на создание «культурного пространства» в столице Прикамья в районе набережной Камы, в том числе – на месте закрытого завода имени Шпагина. При этом Максим Решетников, наверное, стал единственным главой региона в России, который, в условиях недостаточной транспортной инфраструктуры, «придумал» закрыть и демонтировать участок железной дороги в Перми между станциями Пермь-1 и Пермь-2. По сути, была ликвидирована удобная «городская электричка», которой пользовались десятки тысяч пермяков и жителей пригородов.

В числе своих приоритетов Максим Решетников неоднократно называл решение проблем качества и доступности медпомощи. Однако, на деле, в крае прошло массовое «укрупнение» больниц. К повышению доступности приема, в том числе, узкими специалистами, это, правда, не привело. А вот сокращение коечного фонда, надо полагать, заметно «аукнулось» во время эпидемии коронавирусной инфекции в 2020 году (к счастью для Максима Геннадьевича, злобный паразит обнаружил себя уже по окончании его губернаторства). В результате активно идущей «больничной оптимизации», абсолютное число круглосуточных коек в 2018 году уменьшилось в регионе на 268 штук. Количество специализированных коек (кардиологических, ревматологических, неврологических) за пятилетку сократилось на 15 %

Обеспеченность больных местами в стационарах (на 10 тыс. жителей) составила 70 против 72 в 2017 году, – в целом в 2018 году пациентов пролечено меньше на одну тысячу 820 человек.

Еще одним «приоритетом» Максим Решетников неизменно называл малый бизнес. Однако именно по инициативе губернатора Пермский край досрочно (по сравнению с другими регионами России), пошел на отмену единого налога на вмененный доход, что, по оценкам экспертов и предпринимателей, еще до начала кризиса, связанного с пандемией, больно ударило по небольшим предприятиям и индивидуальным предпринимателям. В целом же, за временной промежуток с 2016 по 2018 год количество западноуральских малых и средних предприятий в крае сократилось на 26 %, примерно на столько же сократилось количество таких предприятий в расчете на 10 тыс. жителей Прикамья. Одним словом, несмотря на все обещания губернской власти проявить «заботу» и поддержать, заподноуральский малый бизнес продолжал активно уходить в «мир иной», где, надо полагать, поддержка лучше, а налоги – меньше.

Наконец, именно Максим Решетников, несмотря на заверения в «любви» к спорту (это тоже было в его программе), фактически «поставил крест» на пермском футбольном клубе «Амкар», и заслужив тем самым печальную репутацию среди сотен тысяч болельщиков в Пермском крае.

Может, полезнее – соль вместо дегтя?

Вскоре Пермский край ждут новые выборы главы региона. Учитывая совсем не блестящие результаты деятельности губернских властей на протяжении предыдущих 15 лет, искренне хочется пожелать, чтобы губернатором, наконец, стал не какой-нибудь очередной прожектер, а человек, действительно готовый «съесть» свой «пуд соли», работая на благо не узких элит, а большинства жителей Прикамья. И, к тому же, – умеющий не только давать обещания, но и добиваться реальных результатов, и отвечать за то, что сделано, и за то, что «разлетелось» по ветру.

Поиск

По теме

Close
Close