Налогов больше, денег меньше

В Прикамье резко вырос собр налоговых денег, но в федеральный бюджет год от года уходит всё большая доля от сборов

За последнюю пятилетку налоги, собираемые на территории Прикамья, в денежном выражении увеличились почти вдвое – с 227 до 411 млрд рублей. Всё большая доля налогов уходит в Москву, а регион и муниципалитеты оставляют себе всё меньше.

Растет ли экономика?

Руководитель управления федеральной налоговой службы (УФНС) по Пермскому краю Чулпан  Госсамова проанализировала основные налоговые показатели для депутатов Заксобрания. Главных цифр две: невероятный рост налоговых поступлений и очередное постепенное перераспределение налоговых поступлений в пользу федерации.

В денежном выражении налогов на территории края стали собирать много больше: за пять лет общая сумма увеличилась с 227 до 411 млрд рублей. Фантастический рост. Видимо, в столь ошеломительном росте отчасти «виновата» инфляция, поскольку, как известно, доходы предприятий увеличиваются,  инфляционному темпу. Поэтому поступления в государственный бюджет растут даже без ощутимого изменения налоговых ставок. Но если честно, только инфляцией такие цифры не объяснить. 184 миллиарда – это рост налогов и сопутствующих платежей, показатель насколько серьёзно увеличилась нагрузка на бизнес и людей.

Но вот что интересно, за трёхлетие, с 2016 по 2018 годы распределение доходов заметно изменилось в пользу федерации – с 54% до 62%. А вот бюджет Пермского края в структуре доходов «съёжился» с 39% до 30%. Города и районы, на долю которых три года назад приходилось 9% (и без того немного) теперь «поскромнели», и получают в свои бюджетные закрома скромные 6%.

Вероятно, это объясняется общей политикой государства, – уравниванием бюджетной ситуации в самых «бедных» регионах со слаборазвитой экономикой. По словам Чулпан Госсамовой, налоговики постоянно пытаются анализировать, за счёт чего происходит увеличение сбора налогов – за счёт управленческих «акций», включая штрафы и пени, которые предъявляются должникам, или благодаря реальному росту экономики.

– Из 28 млрд. рублей прироста, если сразу вычесть 6 млрд. рублей суммы налога на добычу полезных ископаемых, которые, естественно, связаны с ценой на нефть, прирост обеспечили несколько главных факторов, – пояснила руководитель налоговой службы. – Из них 68% – это рост валового регионального продукта, а также инфляция. Ещё 12% – следствие изменений в налоговом законодательстве. Налоговое управление – это 20%. Подчеркну, что этот расчёт сделан только по тем налогоплательщикам, с которыми работают налоговики региона. Дело в том, что с 2002 года, работа с крупнейшими предприятиями ведётся по отраслям. Поэтому 11 самых крупных предприятий Прикамья взаимодействовали с пятью межрегиональными инспекциями. Однако с 1 февраля 2019 года эта схема опять изменилась – сегодня с «отраслевиками» работают 8 межрегиональных и 12 межрайонных инспекций. В результате ещё 15 крупных предприятий края «перешли» на федеральный уровень, и находятся в ведении инспекций, расположенных в Санкт-Петербурге, Казани, Екатеринбурге и Кемерово.

Налоговики уверяют, что такой переход в ведение федералов крупнейших предприятий-налогоплательщиков «никоим образом не влияет на распределение налогов, поступающих в региональный и местный бюджеты». В принципе, это должно быть так, поскольку крупные компании не «улетели» в Питер, или Казань, и по-прежнему, должны уплачивать все налоги и сборы в бюджет Пермского края. Но вот повысится ли «качество налогового администрирования» – это вопрос отдельный.

При этом, задолженность в краевой бюджет по налогу на прибыль за последние годы неуклонно растёт: 2016 – 1 млрд. 100 млн. рублей, 2017 – 1 млрд. 600 млн. рублей, 2018 – 1 млрд. 700 млн. рублей.

Атака на «мёртвые» фирмы

Одним из важных направлений налоговой службы остаётся борьба с «фирмами-однодневками». За полтора последних года из официального перечня всякого рода фирм (с юридической регистрацией) вычеркнуто свыше 14 тыс. не работающих по факту компаний. По сведениям УФНС по Пермскому краю, сегодня число предприятий – «однодневок» достигла исторического минимума. Сейчас их порядка 2% от общего количества записанных в реестр.

Впрочем, продолжает «впечатлять» сумма совокупной налоговой задолженности (с учётом банкротов), накопившаяся в целом по Прикамью – около 21 млрд. рублей. Правда, за прошлый год налоговикам удалось взыскать 4 млрд. рублей, задолженность в краевой и местные бюджеты в 2018 уменьшилась на 680 млн. рублей.

Если же говорить о городах и весях Прикамья, в десятке муниципалитетов в минувшем году местные налоги в полном размере собраны не были.

– Процент невыполнения составил от 0,2 до 5,7, – сообщила глава налогового ведомства. – Такая ситуация говорит о недостаточном качестве прогнозирования и уровне взаимодействия с налоговиками в территориях.

Банкротство – источник дохода

Напомнив, что налоговая служба также исполняет обязанности уполномоченного органа по делам о банкротстве, Чулпан Госсамова пояснила, что УФМС «представляет по таким делам не только требования по уплате налогов, но и требования государства по любым денежным обязательствам. Например, федеральных министерств, Агентства по страхованию вкладов. Сегодня налоговики участвуют почти в 1 тыс. 800 делах, связанных с банкротством – это представители малого бизнеса, предприятия и «простые» частные лица. Общий долг по этим процедурам превышает 21 млрд. рублей, из которых 15 млрд. рублей – налоги. В среднем, как показывает практика, банкротство предприятий завершается за два года. Но есть и «рекорды», особенно если речь идёт о банкротстве компаний, стратегически значимых для экономики. В 2018 году процедуры банкротства принесли бюджету 2 млрд. 600 млн. рублей.  

Поиск

По теме

Close
Close