Как учатся дети с задержкой в развитии в обычных школах

Дети с задержкой психического развития посещают обычные сады и школы, но неизбежно сталкиваются с проблемами

Старый советский фильм «Доживем до понедельника», на мой взгляд, совершенно заслужено занимает свое место на полке классиков золотого фонда: помимо талантливого актерского состава, он вытащил из-за консервативных школьных стен массу актуальных проблем и заставил зрителей задуматься над ними.

Есть там и эпизод, посвященный нашему вопросу. Простая женщина рассказывает учителю, что муж пил и бил ее беременную, потому и ребенок родился слабым, болезненным, голову до полутора лет не держал. Вот и учится плохо, да и заниматься дома с ним некому, мать сама малограмотная, работает целыми днями, чтобы сына вытянуть. Учитель – актер Вячеслав Тихонов – не нашел, что ей ответить и остался сидеть в классе, глубоко задумавшись.

Есть, о чем задуматься нам и сегодня, поскольку Россия нынче держит курс на инклюзивное образование, и дети с несущественными отклонениями в развитии посещают общеобразовательные садики и школы. Считается, что среди развитых сверстников ребенок быстрее адаптируется, да и в дальнейшей биографии не будет отметки о какой-либо умственной неполноценности. Теоретически – хоть в академию поступай. Но, к сожалению, диагноз «задержка психического развития» без усилий родителей, медиков и педагогов сам исчезает крайне редко, а наши дошкольные учреждения и начальные школы не готовы встретить «особенных» детей во всеоружии.

Специалистов не хватает, их в принципе не так много готовят вузы. Кроме того, не все остаются работать в государственных учреждениях – небольшая зарплата, часто запредельная нагрузка – и переходят к частной практике. А посещать платные занятия доступно далеко не всем родителям.

По отзывам воспитателей, в группе детей с ЗПР бывает больше двух человек. Но особое внимание им, безусловно, требуется. Даже в старшей и подготовительной группах такие воспитанники должны все время быть на глазах. Во время занятий им приходится по несколько раз повторять материал. Мотивация и в целом любознательность у таких детей, как правило, низкая, поэтому нужно постоянно активизировать их интерес к предмету и обязательно хвалить за малейшие успехи.

У ребенка с ЗПР могут не сложиться отношения с детьми в группе или в классе. Например, из-за замкнутости или, наоборот, гиперактивности. Бывает, ребенок элементарно не понимает правил общей игры. Или всегда оказывается проигравшим, занимает последнее место … Все эти нюансы должен учитывать воспитатель, учитель. Да еще – держать в узде остальных детей, чтобы не смеялись над неловким маленьким товарищем и не обижали его. В младшей школе, начиная со второго класса, насмешки, к сожалению, уже становятся нормой, и помимо учебного процесса приходится еще активно препятствовать булингу, что требует опять же усилий и преподавателей, и родителей.

– Можно предположить, что до 10 процентов детей, посещающих обычные сады и школы, имеют трудности в обучении, в том числе страдают задержкой психического развития. – Говорит Ольга Ворошнина, заведующая кафедрой специальной педагогики и психологии Пермского Государственного Гуманитарно-Педагогического Университета, кандидат психологических наук. – В условиях инклюзивного образования внимание таким детям должны уделять и воспитатели, и учителя. От педагогов сегодня требуются новые компетенции, способность найти подход к каждому ребенку. Но главная задача, конечно, лежит на педагогах-дефектологах, именно они должны проводить с такими детьми коррекционные занятия по формированию познавательных процессов . Обязательны занятия по математике, по развитию речи. У детей с задержкой психического развития, как правило, нет четких представлений об окружающем мире, и этот пробел тоже нужно восполнить. Занятия с педагогом-дефектологом должны проводиться каждый день! И здесь не только в Перми, но и во всей России имеется проблема, которую, я предполагаю, в ближайшее время мы не решим. В соответствии с приказом Министерства образования, на одного педагога-дефектолога должно приходиться от 5 до 12 учеников. Но, когда в декабре прошлого года я была на Всероссийской конференции по подготовке специальных педагогов, с трибуны прозвучала шокирующая цифра: на одного дефектолога в детских садах и школах приходится в среднем 50 детей! В такой ситуации качественно и регулярно заниматься, разрабатывать адаптированые программы, подбирать индивидуально методики и упражнения не получится. Есть еще одна проблема: многие родители крайне болезненно и сложно принимают диагноз ЗПР. Они часто упорствуют, отказываются от предложенных мер для коррекции нарушений и профилактического развития ребенка и в итоге упускают время. Задержка психического развития – не приговор, такие дети могут догнать своих сверстников. Закончить 9 классов общеобразовательной школы и пойти в 10-й либо в среднее учебное заведение и получить специальность. Но, чем раньше мы, педагоги, при активном содействии родителей начнем оказывать им помощь, тем больше будет шансов на успех.

О позиции родителей говорит и Резеда Тимганова, педагог-дефектолог:

– В девяностые годы я работала в общеобразовательной школе в так называемом классе выравнивания, занималась с детьми, которых не стали переводить во вспомогательную школу. Интеллект у них абсолютно сохранен, но для успешной учебы требовались индивидуальный подход, более подробные объяснения заданий и помощь в их выполнении. Но многие родители совершенно не занимались с детьми дома. Помню одного папу, который считал, что читать с дочерью или работать с прописями совсем не обязательно: он и сам в детстве плохо учился, а ничего, живет-работает. Однако большинство моих учеников к 6-7 классам все-таки успевали по общей программе, пусть в среднем и на «тройки». Сейчас я занимаюсь частной практикой и вижу именно заинтересованных родителей. Например, моя воспитанница Ирина К. окончила школу и сейчас учится в вузе на третьем курсе. Девочка сразу после рождения несколько суток находилась на искусственной вентиляции легких, думаю, болезнь в младенчестве и стала причиной отставания по всем предметам. При этом она очень хорошо рисовала, от интереса к ИЗО мы и начали отталкиваться во время коррекционных занятий, потом появились и первые успехи по русскому языку и математике.

К сожалению, «историй успеха» не так много. По окончании школы детям с задержкой психического развития подчас бывает трудно устроиться в жизни. Как отметила Ольга Ворошнина, часто их дальнейшая судьба интересна только родителям. Жесткий современный рынок труда не учитывает индивидуальных особенностей. Что можно посоветовать? Прежде всего, начать заниматься, определить сильные стороны и интересы еще в подростковом возрасте и помочь ребенку выбрать потенциально востребованную профессию по силам.

Поиск

По теме

Close
Close