АСУП в Перми – пустой, мэр – сильно занятой

Пока Дмитрий Самойлов «спасал город от «наводнения», гордума приняла несколько неприятных - для пермских чиновников - решений

Если вы считаете, что сковородки, утюги и прочие предметы домашнего быта не способны к долгим полетам, то, наверное, ошибаетесь. Точнее, в реальном быту и нормальной логике, это, конечно, будет сказкой. Но в воображаемом, виртуальном мире, даже утюг вполне способен сойти за орбитальную космическую станцию. Особенно, если это «воображаемый мир» некоторых чиновников пермской мэрии, которые, будь они писателями-фантастами, наверное, легко затмили бы славу Рея Брэдбери и Айзека Азимова.

Хотели как в Европе, получилось, как в Перми…

С чего, собственно, все началось? С «рядового» вопроса на очередной (но впервые в истории прошедшей в режиме видеоконференцсвязи из-за карантина) пленарке пермской гордумы. Вопрос, кажется, не представлял никакой особенной сложности. Дело в том, что еще в 2015 году, когда только начались разговоры о реформе системы общественного транспорта, чиновники мэрии пообещали, что каждый трамвай и автобус в Перми будет, как в лучших городах Европы и мира, оснащен «Автоматической системой учета пассажиропотока» (сокращенно АСУП). Это означает, что салон транспортного средства оснащен специальными видеокамерами и датчиками, которые беспристрастно определяют, сколько пассажиров вошло и вышло в каждую из дверей, а значит, сколько людей должны оплатить проезд – неважно, за наличные или по карточке. Это особенно важно в условиях, когда средства за проезд пассажиров (как это предусмотрено реформой) сначала поступают в муниципальный бюджет, а уже затем город честно, согласно отработанным «авточасам», отдает перевозчикам их долю.

Тогда, без малого пять лет назад, Пермская городская Дума, взяла на контроль вопрос о внедрении в общественном транспорте АСУП. И вот теперь, «с чувством глубокого удовлетворения», как говорили в советские времена, мэрия предложила думцам снять этот пункт с контроля. Потому что якобы он выполнен.


Справка Солевара

Требование депутатов к городской администрации об обязательной установке в городском транспорте АСУП, т.е. автоматики учета пассажиров (системы видеофиксации и датчиков, считающих пассажиров) Солевару понятно.
Дело в том, что с этого года собранная за проезд выручка перечисляется в городской бюджет. А работа перевозчика оплачивается оттуда по фиксированному часовому тарифу. Поэтому, если кондуктор в салоне отработал недобросовестно и не собрал плату за проезд, зарплату и он, и его работодатель-перевозчик получит в любом случае.
А потери и недостачу придется компенсировать из бюджета.
И эта “дыра”, скорее всего, будет закрыта очередным повышением тарифа для добросовестных пассажиров.

Многие депутаты, видимо, попросту не поверили своим глазам и ушам, может быть, даже попробовали себя ущипнуть прямо на думской пленарке. Ведь только новые автобусы ПГЭТа, оснащены видеокамерами и прочими электронными «чудесами» учета пассажиров. А в салонах большинства городских автобусов и трамваев из “умопомрачительной” автоматики нет ничего, кроме обычных валидаторов для оплаты проезда, которыми «вооружены» кондукторы. Но едва ли не всякий пермяк, кому регулярно доводится ездить в общественном транспорте, знает, что зачастую кондукторы жалуются на поломки своих «электронных касс», и объясняют, что они «переваривают» отнюдь не все виды банковских карт. А потому пассажиру нередко, как в старые времена, приходится лезть в карман за кошельком, и отсчитывать звонкие монетки. Многие, чтобы не тратить зря время и нервы, заблаговременно готовят мелочь. О каком контроле над деньгами, собранными с пассажиров, в таком случае может вообще идти речь? Сколько может потерять городская казна в случае недобросовестности отдельных кондукторов или перевозчиков? А если кондуктору элементарно лень обслужить каждого пассажира, а работодатель кондуктора (перевозчик) на это закрывает глаза, – ведь деньги за «транспортные» часы из бюджета города он все равно получит?!!!

«ЕСОПов язык» чиновников

Кстати, тот же валидатор – это необходимое «орудие» также и для внедрения так называемой «Единой системы оплаты проезда и учета пассажиропотока Пермского края» (ЕСОП). Но ведь, несмотря на некоторое лирическое созвучие, АСУП и ЕСОП – это совсем не одно и то же. ЕСОП – это попросту говоря, программное обеспечение, позволяющее использовать при оплате проезда карточки разных типов. Как говорят мудрецы на востоке, «Осел хоть и похож слегка на лошадь, но быстро он не поскачет». И если сотрудники транспортного департамента мэрии путают «лошадь» с «ослом» – это лишь говорит о совершенно «запредельном» уровне их квалификации.

– Можно ли считать выполненной рекомендацию гордумы о стопроцентном внедрении АСУП на транспортных средствах в Перми? – без обиняков спросил депутат Александр Филиппов «транспортного» вице-мэра Людмилу Гаджиеву.

Да, считаю, что рекомендация выполнена, потому что в разрезе каждого перевозчика, маршрута и транспортного средства, каждого часа работы, мы имеем сейчас информацию, – уверенно заявила заместитель главы города. Хотя буквально минутой ранее, она же сказала, что «система видеодатчиков (которых нет – ред.) могла бы вычислять тех пассажиров, которые не оплатили проезд. Или непорядочных кондукторов, которые могут скрывать взимаемую плату». Притом на протяжении всей этой минуты, не было замечено, чтобы кто-нибудь «подменил» вице-мэра…

Видимо, изумление думцев было столь велико, что они, как могло показаться, усомнились в логических изощрениях вице-мэра. Депутат Владимир Молоковских задал Людмиле Гаджиевой почти школьную «задачку»:

– Реальный поток пассажиров в вашей «картине» сейчас соответствует числу оплаченных проездов? Проще говоря: если в автобус зашли сто человек, то количество купленных билетов тоже будет непременно равняться сотне, или оно может оказаться больше, или меньше?

– Насколько я сейчас понимаю, то количество пассажиров, которые у нас проехали, равняется той сумме средств, которая от пассажиров пришла, и раскладывается далее по видам оплаты, сколько за «наличку», сколько по картам… – ответила Людмила Гаджиева.

Видимо, не выдержав предельной ясности ответа, почтенный думец не дождался его окончания, заверив, что все «услышал». Стоит сказать, что в заключении думского Управления экспертизы и аналитики, ясно отмечено, что «завершения процессов по внедрению Единой автоматизированной системы оплаты проезда и учета пассажиропотока… не произошло». А без АСУП объективный расчет стоимости проезда, а также бесперебойный контроль за его оплатой, количеством поездок автобусов по маршрутам и перечислением денег в городской бюджет – невозможен!

В итоге Людмила Гаджиева попыталась заверить депутатов, что если мэрия их «не поняла» – то причиной тому… сами депутаты! Дескать, хотите видеокамеры в салонах автобусов – то так конкретно и напишите в своем новом поручении (почему в новом, неясно, если не выполнено старое – «Солевар»). Только выделите, господа, на это новые деньги из кармана налогоплательщиков!

– О каких дополнительных средствах для установки датчиков и видеокамер в салонах автобусов может вообще идти речь? – спросила депутат Вероника Куликова. – Когда мы обсуждали новую транспортную модель, и в том числе, внедрение системы оплаты проезда без кондукторов, представители мэрии нам говорили, что стоимость проезда увеличивается как раз потому, что в новых контрактах с перевозчиками учитываются все требования по оснащению самыми современными системами!

Дамоклов «утюг» над мэрией…

Ответ г-жи Гаджиевой прозвучал очень «туманно»: требования в новых контрактах с перевозчиками по видеокамерам и датчикам в салонах автобусов якобы предусмотрены, но оснащение автобусов будет происходить «постепенно». А это слово из уст чиновников мэрии, учитывая пять лет, за которые е сделано ничего, звучит просто пугающе… Не окажется ли, что «постепенно» превратится в «никогда»?

В результате недолгой, но бурной дискуссии, городские парламентарии пришли к единому мнению: направить запрос в Минтранс, чтобы региональные специалисты расставили все точки над «I», и бесповоротно, то есть окончательно, объяснили пермским думцам и общественности: исполнено ли мэрией поручение гордумы, и создана ли в городе пресловутая АСУП. В случае, если «вердикт» окажется отрицательным, видимо, вице-мэру Перми, Людмиле Гаджиевой, курирующей транспортную отрасль, придется, как выразился один из думцев, «пострадать». В таком случае, вероятно, Пермская городская Дума поставит вопрос об ее отстранении от должности. Но, кстати, если задуматься, а что дает такой «запрос», и ответ на него (независимо от результата), в сложившейся ситуации?

– Хотелось бы обратить внимание коллег на то, что, по моему мнению, администрация города, в лице профильных чиновников, сейчас пытается сделать из депутатов, мягко говоря, каких-то недалеких людей, – заявила г-жа Куликова. – Можно, конечно, отправить запрос в краевой Минтранс – является ли валидатор системой учета пассажиропотока. Но это из разряда вопросов: «Летает ли утюг». Поверьте, валидатор не «бегает» за пассажиром. С учетом того, что в сборе выручки сегодня заинтересован именно муниципалитет, а не перевозчики и работающие у них кондукторы, пермские власти должны настаивать: контроль должен быть у города! А ответственные чиновники, вместо того, чтобы понести наказание и ответственность за то, что несколько лет решение думы просто игнорируется, не выполняется, вводят нас в какое-то заблуждение. Но они в принципе у нас, в «транспортном блоке» мэрии весьма легкомысленно относятся к бюджетным средствам!

На мониторе – «елки-палки» вместо мэра

Кстати, похоже, что кресло сегодня не на шутку «шатается» и под мэром. Напомним, что на майской пленарке депутаты собирались заслушать отчет главы города о работе в 2019 году. И уже звучали предложения поставить вопрос о доверии мэру, – в частности, из-за огромного размера не израсходованных в минувшем году бюджетных инвестиций.

Однако депутаты сочли, что отчет мэра должен делаться не в «удаленном» варианте общения, а глаза в глаза, особенно, учитывая какую-то странную «склонность» Дмитрия Самойлова то и дело «исчезать» с думских пленарок и совещаний с депутатами. Это подтвердилось в ходе пленарного заседания, проходившего в режиме видеоконференцсвязи. По правилам, мэр должен был находиться на рабочем месте. И, в случае появления вопросов у думцев, давать свои ответы и пояснения. Однако на мониторах у депутатов глава города так и не появился: его представитель, не уставая, объясняла парламентариям, что он на важном совещании, то у губернатора, то где-то еще…

Когда кто-то из думцев в очередной раз спросил – не закончил ли Дмитрий Иванович «спасать» город, видимо, от наводнения», в эфире из мэрии прозвучало непонятное «елки-палки», но это был явно не мэр, поскольку голос был женский.

«Елки-палки», уже все понятно, – прокомментировал думец, жаждавший увидеть телевизионную картинку с главой города. После этого попыток «выйти на связь» с мэром депутаты больше не делали. Отчет перенесли на пленарное заседание, которое состоится «вживую» после снятия карантинных ограничений. Поэтому Дмитрий Самойлов опять получил дополнительное время, чтобы «подготовиться» к встрече с депутатами, – вот только вопросов к нему, после майской сессии гордумы, наверное, станет намного больше.

Поиск

По теме

Close
Close